Духовно-нравственное воспитание в приёмной семье

kruglyj-stol-noyabr-300x225
Как вернуть приемному ребенку, пережившему предательство близких, веру в добро? Как уберечь от соблазнов улицы и воспитать чувство ответственности и благодарности?

На этой неделе в ИНТЕРе в рамках круглого стола эксперты дали свои ответы на эти непростые вопросы. Вот некоторые моменты встречи.
ИНТЕР: — В конце октября в Волгограде, как и ряде других городов страны, прошли пикеты за отмену норм ювенальной юстиции, которые постепенно внедряются в законодательство. Так, согласно изменениям, внесенным в ст.116 «Побои» УК РФ, родители, которые наказали ребенка физически, могут попасть под уголовное преследование, причем заявление нельзя будет отозвать за примирением сторон, как это было раньше. Изменения такого рода могут отразится на жизни многих семей, в том числе и замещающих, где процесс воспитания всегда происходит непросто. Как вы относитесь к внедрению норм ювенальной юстиции.


Протоирей Олег Кириченко
: — Ювенальную юстицию под разными соусами пытаются протащить к нам не в первый раз. Я считаю, что ее внедрение – это глобальный проект разрушения общества. Можно сколь угодно рассуждать о том, верна ли конспирологическая теория, но не возможно не видеть того, что финансирют внедрение этой системы в России те же зарубежные фонды, которые провели «оранжевые революции» в ближнем зарубежье. Навязываемая Западом ювенальная юстиция несет в себе ряд серьёзных угроз для России, её национальной безопасности, подрывает изнутри систему государственного устройства. Сколько уже приводилось доводов, убедительно доказывающих, насколько вредоносна она для семьи, и тем не менее нас вновь и вновь вынуждают возвращаться к этой теме.


В Священном Писании сказано: «Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его» (Прит.13:25). Конечно же, я не за розгу. Но любовь к ребёнку – не вседозволенность ему. В жизни семьи возникают разные ситуации и применение строгих мер дисциплинарного характера по отношению к детям порой совершенно необходимо. Не так давно на глаза мне попалось высказывание, что если бы ювенальщики оказались в семье Божьей Матери и Иосифа и посмотрели бы на то, в каких условиях пребывает Богомладенец, то точно заинтересовались бы этой семьей и отобрали бы дитя.

Православное воспитание подразумевает ограждение детей от тлетворного влияния современного мира. В приемные семьи попадают дети, которые далеко не чистый лист, в их душах уже написаны жизнью разные каракули и даже скверные слова. А нужно начать жизнь, как с чистого листа. Поэтому соблюдение церковных постов, ограничение компьютерных игр, запрет на просмотр определенных телевизионных программ, на участие в сомнительных развлечениях особенно важно для их духовно-нравственного воспитания. А это вызывает негативную реакцию ювенальщиков, которые видят в этом «нарушение прав детей»…
ИНТЕР: — Но как найти грань между кнутом и пряником, особенно в приемной семье?
Таисия Симурзина, мама двух кровных и четырех приемных детей: — У нас в семье даже речи не идет, чтобы бить ребенка, наказывая. Я сама из  многодетной семьи, и нас тоже никогда не били. Хотя жили мы в строгости: у каждого были свои обязанности, воспитывались в почитании старших. И у меня сейчас также. Я даю задания детям, скажем, окно помыть, салат приготовить, и это должно выполняться. Моя задача не просто их кормить и одевать, но и научить всему, подготовить к самостоятельной жизни.

Но одна ситуация, когда ребенок совершил поступок, который требовал наказания, все-таки была. Приемная дочь стала брать без спроса деньги из моего кошелька. Кошелек находился в общей доступности всегда, и никогда проблем не возникало. Но потом выяснилось, что одна из моих девочек берет деньги и тратит их на косметику. Сначала она отпиралась, но потом пришлось признаться – деньги обнаружились в ее столе. До побоев, правда, не дошло, хватило разговора — резкого, неприятного, на повышенных тонах. Объяснила ей, что если на что-то нужны деньги, нужно спросить, а мы уже вместе обсудим, действительно ли эти траты нужны и решим, что делать. С тех пор ни копейки не пропадало.

Наталья Куликова, мама кровного ребенка и троих приемных детей:
— К сожалению, и нас не миновало испытание. Я с младшим мальчиком была в санатории. Ответственным за детей оставался папа. 14-летний ребенок решил, что он достаточно взрослый, а значит, можно попробовать запретное, в итоге это закончилось некрасивой историей в полиции. Папа наказал. Я сразу же приехала, был долгий разговор… К счастью, на этом все и закончилось.

Олег Кириченко: — Считаю, наказание не должно заставлять оправдываться родителей и тем самым потакать ювенальщикам. Именно потому, что родители любят свое дитя, они его и наказывают – не для того, чтобы причинить боль, а чтобы дать понять, что за каждый поступок нужно отвечать. Ребенок, растущий в любви, поймет и не обидится. Сложнее ситуация в приемных семьях, когда дети зачастую уже выросли в нелюбви. Но закрывать глаза на все проступки, позволять все, значит, загубить ребенка.

Бить или не бить

Ирина Рокотянская, председатель Волгоградского областного отделения общественного фонда «Российский фонд милосердия и здоровья»:

— Физическое наказание ребенка не всегда решает проблемы, и искать следует глубинную причину проступка. Так, в Волгоградской области произошло такой инцидент: восьмилетний мальчик нашел в телефоне у своей матери порно-ролик. Он скачал его себе, показал одноклассникам. В результате шесть мальчиков 8 лет, увидев все это, над своим же одноклассником стали ставить эксперименты. Это длилось недели две, пока случайно об этом не узнала классный руководитель. Созвали родительское собрание. Стали решать, как наказать? На учет не поставишь, к уголовной ответственности не привлечешь. Один из родителей, чей ребенок участвовал в этом, сказал сыну, что в наказание лишает его на месяц телефона и компьютера. Остальные возмутились – не слишком ли мягкое наказание, а он ответил: «Воспитывайте ту маму, которая, мало того, что себе закачала такое видео, так еще и допустила, чтобы ее сын получил доступ к телефону».
Уделяйте больше времени ребенку, и он не полезет в интернет! Посмотрите, чем он занимался целый день, поставьте ограничения на закачку недопустимых для ребенка видео, и, главное. разговаривайте с ним. Просто ударить – это ничего не поменяет. Ну, появится синяк, но поможет ли это избежать подобного в будущем? С ребенком надо общаться на уровне глаз. Если, глядя в глаза, вы не начнете ему давать объяснения всему тому, что он делает, и побои, и ювенальная юстиция здесь будут бессильны.

ИНТЕР: — Но как можно в таком случае укрепить институт семьи в законодательном плане?
Татьяна Бухтина, депутат Волгоградской областной думы, председатель комитета по труду, социальной политике, по вопросам семьи и делам ветеранов:
— Одним и тем же законом можно кому-то помочь, а кому-то навредить. Получается своего рода палка о двух концах. Так, некоторые предлагают ввести льготы для опекаемых детей и детей-сирот не только при поступлении в высшие и средние профессиональные учебные заведения, но и на период обучения, мотивируя тем, что у таких детей нет возможности получить хорошее базовое образование и, следовательно, им трудно учиться в высших учебных заведениях. Обычно руководство учебных заведений с пониманием и снисхождением относится к такой категории учащихся. Складывается ситуация: кто-то из таких студентов учится ответственно и добросовестно, а некоторые учащиеся начинают злоупотреблять таким отношением и перестают посещать учебные занятия. При этом каждый из них получает меры социальной поддержки. В результате недобросовестного отношения к учебному процессу, качественного образования эти студенты не получают, а только диплом, за которым пустота.
Другой пример. Общаясь с родителями из приемных семей, часто слышу совершенно противоположные мнения по вопросам осуществления контроля за такими семьями со стороны органов власти: порядочных и ответственных приемных родителей часто обижают регулярные проверки со стороны органов опеки и попечительства. Но ведь бывают и единичные случаи, особенно в сельской местности, когда в приемную семью берут детей подросткового возраста с определенными целями: чтобы работали на полях, на огороде или для ухода за скотом. С одной стороны, труд полезен, но это не должно переходить в рабство. Вот и получается, что при принятии более жестких мер можно обидеть ответственных мам, а ослабление может привести к ситуациям, в которых будут страдать дети.

Раиса  Скрынникова, председатель Волгоградского регионального отделения Российского детского фонда
. — Нашему Фонду  пришлось работать с проблемами, касающимися приемных семей, с 80-х годов прошлого столетия. Начинали с того, что инициировали создание семейных детских домов, пытаясь хоть как-то сократить невероятное количество детей – более 12 тыс., оставшихся без попечения родителей. Сегодня в банке данных области значится 515 детей этой категории, а само начинание переродилось в создание приемных семей.
Когда начинали, в Волгоградской области было всего 20 семейных детских домов. Все претенденты на то, чтобы взять ребенка в семью, проходили специальную комиссию. Уже тогда родителей приглашали на занятия, где открыто озвучивались проблемы, которые их ждут в будущем. Некоторые меняли свое намерение и уходили. И этот накопленный Фондом опыт пригодился впоследствии. Именно Российский детский фонд рекомендовал создать школы замещающих родителей, потому что сначала детей как брали, так легко и отказывались от них – по 100 детей в год возвращались в детские дома. Сегодня эта цифра снизилась до 26. Сейчас наша область занимает второе место в России по числу детей, которых устраивают в замещающие семьи. В этом году в регионе закрылось 5 детских домов, в связи с тем, что число детей в них резко сократилось. Обретение семьи — это настоящее спасение детей.
В плане духовно-нравственного воспитания детей один аспект, который крайне важен и на который редко обращают внимание. Это вопрос веры, точнее, смены вероисповедания ребенка в приемной семье. Мы бываем в приемных семьях, и видим, что там, где чтут свою веру и воспитывают детей в ее духе, это приносит большие плоды.
В прошлом году был объявлен конкурс «Вера в душе моей», посвященный 150-летию Дубовского женского монастыря. В нем приняли участие более 3 тыс. детей. 70 % из них – дети из приемных семей. Значит, семьи ходят в храмы, водят детей в воскресные школы. И речь идет не только о православной вере, но и других традиционных конфессиях.
Возвращаясь к вопросу смены вероисповедания, скажу, что больно бывает наблюдать, как детей забирают в семью и насильно обращают в иную веру. Пока дети маленькие, они не понимают, в какой вере им жить. Но они вырастают, и могут не принять того выбора, какой им навязали приемные родители. Так, из Новоаннинского района в Фонд написал мальчик из приемной семьи, в которой ему поменяли веру, и теперь он не может этого простить. А есть случаи, когда дети сбегают из семьи, возвращаются в детский дом, чтобы их только не обратили в другую веру.

ИНТЕР: — Из всего сказанного можно сделать вывод: духовно-нравственное воспитание детей начинается с воспитания родителей…
Олег Кириченко:У каждого родителя, берущего ребенка в семью, должно быть понимание, что воспитание ребенка – это подвиг, силы на который дает Господь. «Кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает» (Мф. 18:5). И еще: если у человека чего-то нет, то и передать это он никогда не сможет своему ребенку. Нет страха Божьего, не будет его и у ребенка. Если нет любви, значит, не сможет он и поделиться ею с ребенком…

Оксана Яблочкина
Источник: Независимый правовой портал Интер

Оставить комментарий

Икона дня
Календарь
Архивы
Подписки
rss Подпишитесь на новости храма RSS, rss или на нашу рассылку на Яндексе.