Легенда о граде Царицыне

Среди дремучего леса, покрывавшего в старину высокий нагорный берег Волги, при впадении в нее небольшой, но глубокой речки, некогда стоял богатый дворец татарского хана – Батыя. Любил он этот живописный уголок и каждое лето, возвратившись из далеких походов, останавливался здесь и, окруженный пышным двором, женами и вельможами, предавался любимому занятию – соколиной охотой. Однажды ханские джигиты настигли в лесу неизвестного им старца и, не зная, что с ним делать, отвели его к Батыю. По одежде его, хан узнал в нем православного священника и сразу понял, зачем пришел он в его стан: он нес учение Распятого в лагерь того, чей меч превратил в развалины христианские храмы и залил кровью Святую Русь.

«Смерть ему!» вскричал разъяренный Батый, и жестом руки дал знак убить старика. И в эту роковую минуту, когда десятки мечей засверкали над седой головой бесстрашного проповедника, случилось нечто, похожее на чудо. Молодая царевна, любимая дочь хана, став на колени перед разгневанным отцом, умоляла его пощадить жизнь старика и отпустить его с миром. Добрая и жалостливая, она часто удерживала сурового Батыя от жестокой расправы над пленными врагами. И на этот раз грозный хан тоже услышал ее горячие мольбы и, смягчившись сердцем, отпустил старика, но строго на строго воспретил ему проповедовать в его царстве.
Через несколько дней царевна неожиданно заболела и никакие средства не приносили ей облегчения. Опечаленный Батый стал мрачнее тучи… Всем было ясно, что добрая царевна должна умереть. Но вот видит она во сне, что ее исцеляет спасенный ею от смерти старец; рассказала она свой сон Батыю. Обрадовался хан — и послал погоню по всем дорогам.

В одном далеком селении гонцы настигли старца и отвели его к хану.
В ночь, по прибытию во дворец, приснился священнику дивный сон. Явилась ему в небесном сиянии Царица Небесная Пресвятая Владычица Богородица и молвила: «Господь велит тебе спасти чистую душу; ты прольешь кровь свою вместе с кровью спасенной тобою, а на крови вашей Я воздвигну великий христианский город!».

Чудом показалось хану выздоровление его умирающей дочери. Он хотел было озолотить дивного старца, но священник смиренно отверг его дары и лишь просил его позволить ему построить себе келью в лесу, по близости ханского дворца.

Прошло около года. Приближался великий день Св. Пасхи. Молодая христианка, забывая опасность, всецело отдалась посту и молитвам. Поведение для окружающих стало совершенно непонятным: она избегала общества веселых подруг, отказывалась от пищи и куда-то подолгу исчезала. За ней стали следить.
Нашлись злые люди, которые донесли Батыю, что дочь его ходить тайно в келью старца-христианина и там, вместе с ним, молиться «его богам». В бешенство впал жестокий язычник: он велел воинам своим схватить и казнить лютою смертью свою родную дочь и старца-священника, и их, истерзанные палачами, тела зарыть на дно протекающей под яром речки.

Много, много лет прошло с тех пор. Шел Белый Царь войной на Астрахань. Дойдя до того места, где некогда, при слиянии двух рек, стоял роскошный Батыев дворец. Царь остановился на ночлег. Воины царские разбрелись по лесу искать сухих дров для разведения костров. Один из них, зайдя в непроходимую чащу леса, наткнулся на ветхую землянку, в которой жил пустынник.

Когда воин рассказал пустыннику, что поблизости стоит сам Православный Царь, старец попросил отвести его к царю. Пустынник рассказал царю предание старины о дочери Батыя и старца-священника. Царь, внимательно выслушав рассказ, сказал: «Да исполнится слово Божье! Отныне речка сия да назовется Царицею, и да воссияет крест Святой на крови св. мучеников!»

На другой день царь собственноручно заложил здесь основание деревянной церкви во имя Иоанна Предтечи, так как и погибшие на этом месте мученики были предтечами христианства, впоследствии озарившего своим светом земли бывшей Батыевой державы.

– С тех пор – говорят верующие, – каждую заутреню под Светлое Христово Воскресение, лишь только запоют у Предтечи – «Христос Воскресе», в мутных водах речки Царицы, как звездочка, блеснет огонек, точно там, на дне ее, теплится чья-то свеча, и в ответ ликующему гулу городских колоколов – слышится тихое: «Воистину Воскресе!»

Б.В.Зайковский
_______________________________________________________

*) Следы существования татарского дворца на месте древнейшей в Царицыне церкви Иона-Предтеченской – несомненны. там найдены в 1892 – 1893 г.г. золотоордынские кирпичи, осколки глазированных сосудов и серебр. монета Хана Туда Менгу, царствовав. в Орде в 1281 году, т.е. – 22 года спустя после смерти Батыя. Б.З.

Оставить комментарий

Икона дня
Календарь
Архивы
Подписки
rss Подпишитесь на новости храма RSS, rss или на нашу рассылку на Яндексе.